Православный Саров

Подписаться на RSS-поток

Сергей Морозов: «Наша живопись тесно переплетается с верой»

18 июня 2018 года

Иконописцы мастерской «Новое Воскресение» из Палеха за полгода расписали в древнерусском стиле основной объем храма Святых Царственных страстотерпцев. На стенах и сводах площадью 1200 кв. м можно увидеть изображения около 150 святых, десять икон Божией Матери, около трех десятков многофигурных композиций. Живопись палешан отличает легкость и тонкость письма, тщательность проработки образов и гармоничные сочетания цвета, просветляющие душу смотрящего человека.

Палехские иконописцы не похожи на обычных художников богемного склада. Это простые и неприхотливые люди, большие труженики. У руководителя мастерской Сергея Морозова народный окающий говор, крестьянская степенность и основательность. Под его началом трудятся целые семьи и поколения художников. В Сарове работали вахтовым методом 12 человек из бригады.

Рассказывает Сергей Григорьевич Морозов:

— Упоминания об иконописцах села Палех в Ивановской области встречаются, начиная с XVI века. У нас из рода в род занимались иконописью и росписью храмов. А в Советское время придумали развернуть этот промысел в сторону декоративно-прикладного искусства, чтобы из-за границы качать валюту - на мировую революцию. Так появилась палехская лаковая миниатюра, которая уже в 1925 году завоевала золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. Это искусство принесло палешанам мировую известность. В каждом доме есть расписная шкатулка или книга, иллюстрированная палехской миниатюрой. Благодаря декоративно-прикладному искусству сохранилась школа палехской живописи и, начиная с 1990-х годов, она вновь вышла на традиционный путь иконописи. Художники-палешане постоянно в разъездах, расписывают храмы по всей стране.

В нашей бригаде трудятся выпускники Палехского художественного училища разных лет. Мы держимся канонической иконописи, пишем в технике лессировки, т. е. накладываем один цвет на другой, добиваясь нужного оттенка. Как нас учили в училище — чтобы цвет загорелся изнутри иконы, задышал, его надо три-четыре раза «поплавить жидко», наложить друг на друга как будто слои цветной прозрачной слюды. Так цвет становится объемным, оживает. Это идет от мастеров древнерусской иконы: Дионисия, Андрея Рублева. Сначала я не понимал, почему один цвет красивый, а другой — вроде такой же, но плоский и неживой. А все дело в лессировке. Спасибо, старшие художники научили, и теперь уже я это объясняю молодым.

В разновозрастном коллективе происходит наставничество, молодежь набирается опыта, работает на лесах в труднодоступных местах. Мы вместе трудимся уже десять лет, понимаем друг друга с полуслова. Конечно, бывают творческие разногласия, споры. Например, молодой художник говорит, что у него есть свое мнение. Я отвечаю, что это хорошо, но все равно ему нужно вписаться в общую идею. Мы — единый коллектив, и стараемся прийти к общему знаменателю. Все художники в бригаде — люди верующие, все причащаются. Без веры иконы не пишутся.

Наша живопись тесно переплетается с верой, в ней точно так же должна ощущаться недосказанность и тайна, близость горнего мира и Божественной Премудрости. Используем обратную перспективу. Это когда на иконе дом или голову человека видно одновременно с трех сторон. На иконе изображаем не то, что видим, а то, что чувствуем...

В Сарове нам впервые довелось расписывать Царский храм, хотя уже писали и икону святых Царственных страстотерпцев, и сюжеты с их участием (например, в росписи Елисаветинского храма в с. Дивеево).

Архитектура Царского храма нестандартная, она диктовала нам необычные решения в иконописи. Например, в барабане купола между окон маленькое расстояние, поэтому не получилось написать там пророков Ветхого Завета. Мы сделали это внизу, написав на сводах притвора икону «Похвала Богородице», и пророки очень удачно вписались в эту, сложную по форме поверхность. Рядом с ними нашли место и для св. прав. Иова Многострадального, в день памяти которого родился Государь Николай Александрович.

В основном объеме храма были всего две прямые стены большой площади. На них мы разместили сюжеты коронации Царской четы и их участия в перенесении св. мощей прп. Серафима Саровского. Самостоятельно разработали иконографию сюжетов на основе исторических материалов, картин и фотографий. Мы много читаем, изучаем жития изображаемых святых. Это часть нашей работы.

Роспись храма получилась интересной, на ней представлено очень много дивеевских и нижегородских святых, также много святых новомучеников. Это и святой врач-страстотерпец Евгений Боткин, разделивший участь Царской семьи, и сщмч. Серафим (Чичагов), возглавлявший саровские торжества в 1903 году.

Наша живопись это — учебник православия. Придет человек, который ничего не знает, начнет рассматривать изображения и читать подписи к ним. Это — пророк Иезееииль, а это — царь Давид. По сюжетам можно изучать житие свт. Николая Чудотворца: как его привели учиться в школу, как постригали в монахи, как он творил чудеса.

Чтобы полюбить какого-нибудь святого, нужно сначала узнать о нем. Я с большим интересом прочитал житие сщмч. Алексия Порфирьева, образ которого написал в Царском храме. Нижегородский священник Алексий Порфирьев был образованным пастырем и церковным педагогом, миссионером и общественным деятелем, его очень уважали и любили. Он дважды встречался с Государем Николаем II во время его визита в Нижний Новгород в 1896 и 1913 гг., имел награды из собственного кабинета Его императорского Величества. Отец Алексий был расстрелян накануне первой годовщины Октябрьской революции, 6 ноября 1918 года, вместе с епископом Балахнинским Лаврентием (Князевым) и губернским предводителем дворянства Алексием Нейдгардтом. Думаю, что теперь саровчане увидят его изображение в храме, заинтересуются и поищут о нем информацию в интернете.

Когда пишешь образ святого, перед глазами оживает целый пласт истории. Недостаточно посмотреть на фотографии черты его лица. Чтобы передать взгляд и выражение лица, нужно знать, что это был за человек, какой имел характер, о чем думал.

Помните, как на иконе Преображения Господня в испуге мечутся апостолы? Они Спасителя не узнали после Преображения. И наша живопись должна быть сродни этому. Но не все это понимают, иногда говорят: «А почему у вас святой не похож? Почему не такой, как на фото?» Люди добрые, на фотографии запечатлен один момент, а на иконе нет времени. Святой оттуда смотрит на нас, окруженный золотым фоном, который символизирует нетварный свет Царствия Божия. Бывает трудно объяснить, что радость канонической живописи в несиюминутном и неземном. Это проходит сквозь века. Андрей Рублев у греков взял, а мы — у Рублева.

В Царском храме мало окон и естественного освещения. Для того, чтобы живопись была светлой, мы выбрали очень необычный, жемчужно-серебристый колорит. Этот фон задает остальные краски. На стенах декоративные вставки «под мрамор» также выполнены в жемчужной цветовой гамме. Это наше маленькое открытие, такого мы еще не делали. Впрочем, с появлением новых технологий и материалов иконописная традиция должна только обогащаться.

Обычно живопись быстро «забивается» свечной копотью. Но мы покрываем ее специальным защитным лаком, и краски используем самые лучшие и дорогие. Думаю, что сажа долго не испортит этот жемчужный колорит, особенно если свечи будут не парафиновые, а качественные, восковые...

Мне кажется, новый храм встал очень удачно, на своем месте. Здесь будет много прихожан. Пока мы расписывали храм, люди постоянно заходили посмотреть, как идет работа. Они заинтересованы в этом храме. Вообще нам очень понравилось в Сарове — и сам город, и люди. Мы рады, что Господь привел поработать на святой саровской земле.

 
 
 
 
 

Нравится 0

При использовании любых материалов ссылка (гиперссылка) на сайт Православный Саров обязательна

Текст, фото М. Курякиной

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.